[icon]http://s8.uploads.ru/t/mMjx8.jpg[/icon]
— Серый...Еще помнит, зараза блохастая. От этой мысли стало немного приятно, — Называй меня по имени уже, Ранджи. Слышишь? И да, считай, что я оценил твою шутку про стаю, если кто и пойдет за мной, то точно безумец. 
— Приятно знать что тебя поминают добрым словом. — Оскалился в широкой ухмылке волк. —  Знал бы что хождение за твоим хвостом вселяет в разум безумие... Без проблем прошелся бы повторно. Терять то все равно нечего. —  И громко фыркнув, намекая второму волку, что мнение по этому поводу у серого однозначное и что повторять подобное в отношении его самого не стоит. Про себя можно брехать сколько угодно, а вот повторенное в отношение кого-то, однозначно станет оскорблением.

- Клык. - такой ответ волку понравился, довольно лаконично. Считай - просто и со вкусом. Хотя и довольно смешная кличка для хищника, но это на взгляд безумного волка, ему парой и не такое забавным кажется... Молодой волк кивнул запоминая, однако когда еще он произнесет это забавное слово... Только ветер знает. Старый друг затаился, словно тоже внимательно слушал чужой разговор.
— Да вот, недавно встретил, бывший стайный, сейчас постигает азы нашей жизни, поэтому будь снисходителен и терпелив к нему. — заметив явный интерес молодого волка тут же выдал приятеля Ранджи. В ответ серый лишь презрительно чихнул или фыркнул... Да и судя по реакции бурого тот и сам понял что ляпнул.

— С чего бы? Даже мать своего щенка не щадит, а мы с ним даже не кровная родня... — серый о чем-то задумался, но тут же поправился, выдавая результат своих размышлений, — По матери и отцу. Так то мы все волки леса.
— Путешествуешь? Не хочешь присоединиться к мой стаи? — Серый волк встал и начал паясничать. Обошел  бурого со всех сторон, впрочем не вторгаясь в совсем уж личное пространство, после чего вернулся на место, чтобы удобнее было говорить. Безумец он конечно еще тот, но говорить с чужим хвостом - занятие непривлекательное, хотя бы потому что хвост довольно малословный собеседник... обычно.

— Что-то ты не похож на белохвостую волчицу моей мечты. — серьезно заявил волк, так наверно сообщают неприятную информацию, сомнений в которой нет, а сообщить надо. — Я конечно безумен. Но не считаю возможным называть бесперспективную банду холостяков стаей. Даже в моей крохотной стае было три самочки - альфа, мама и сестренка. — Волк насмешливо фыркнул, обозначая, что всего лишь шутит, — Или ты планируешь каждый год бегать по миру, собирая униженный и оскорбленный молодняк в других стаях? — Пасть молодого волка растянулась в насмешливо ехидном оскале.

— Я всегда куда-то иду. — многозначительно ответил и махнул хвостом - жест обозначающий пожатие плечами - волк, но тут же продолжил делиться планами, — Пока зима решил на время остановиться. Не дело это, рисковать потерять приличные охотничьи угодья, когда не ясно что будет дальше... Авось так и вовсе околею голодный... — многозначительно завершил фразу серый. Мол помирать сытым ему больше по вкусу, хотя молодой волк прекрасно знал, что шерсть, ставшая к зиме только гуще и теплее, защитит его от любого морозного удара... ну почти от любого.

— Не буду, не бойся. Да вот только не собираюсь я быть от кого-либо зависимым. Если я буду лежать в гнёздышке и ждать, когда мне принесут очередную порцию добычи, то мне никогда не сделать того, что я задумал. Да и вообще я дармоедом становиться не собираюсь. Конечно, о кроликах и зайцах мне осталось только мечтать - да ведь мыши в лесу тоже есть. — Ответ серому не понравился, его глаза недобро сверкнули. Брат тоже заметил состояние старого знакомого и ничего не сказал, за что молодой волк был благодарен.

— Вот именно об этом я и говорил. Только ты тоже не белохвостая красавица. И ты не дома. Здесь ты будешь грызть голые камни, прекрасно зная насколько это тупо, и в тоже время будешь проклинать то мгновение, когда ушел... Из плохой, хорошей - не имеет значение, - но ты ушел из неё, из стаи. А потом в тот момент когда тебе начнет казаться, что желудок уже прирос к спине, а лапы тебя уже не держат, ты найдешь наполовину заледеневшее ели виднеющееся на костях мясо. Падаль воняющую так что даже мухи уже не подлетают к ней, она будет отдавать другими хищниками и падальщиками, а ты будешь благодарить весь свет за этот дар и, весело так, сдирать эти жалкие подачки судьбы, торопясь наполнить тело ускользающей жизнью. —  перед глазами волка встали те первые месяцы когда он остался один на один с миром. Только вот... одна загвоздка. У него не было возможности вернуться к своим. Он отстал и не мог догнать, вернуться на прежнее место тоже не мог, потому что без остальных волков он все равно бы там не выжил. Его даже учить охотится не начинали. Рано было, слишком мал для охоты. Он привык что стая его кормит. Да может и не каждый день, было такое что он ел и через день, но даже тогда он точно знал что скоро поест...

— Прежде чем становиться независимым и отказываться от помощи, которая кстати тебя не к чему не обязывает, тебе нужно набрать форму. Когда сможешь в одиночку оленя завалить, тогда и будешь на меня огрызаться. - серый отступил. Он и сам не заметил, когда проявил себя как его старый вожак, опрокинув не ожидавшего удара волка на спину и навис сверху. Да он поступил подло, ударил так что сыграл на слабости противника, на отсутствующей лапе. Да это было обидно и без сомнения ни какие ухищрение Клыка не помогли бы ему избежать подобного исхода. Прежде всего потому что в волках инстинкты очень сильны, а сейчас инстинкт говорил подчиниться... Вот только серый волк не собирался подчинять, только проучить, да и то с целью обучить, предупредить, обезопасить от фатального шага в будущем. Желая добра и волчья натура это чувствовал, даже если сознание прибывало в бешенстве.

— При добыче грызунов нужно терпение, - дружелюбно оскалился серый, будто и не он только что опасно скалил клыки в угрожающем жесте, — Может хоть это занятие остудит тебя и заставит думать шире и глубже. Не знаю чего ты там задумал, но продолжая дуться как обиженный щенок ты никуда не придешь.
Сильно же его задело поведение Клыка. Молодой волк даже сам от себя такого не ожидал, потому и перешел к вопросу который наверное нужно было задать в самом начале "голодные ли путники к нему пожаловали".

— Ранджи, - оставив в покое серого брата, обратился он к бурому волку. При этом не слушая и не позволяя серому высказаться. — Пока наш друг охотится на мелочь, составишь мне компанию в охоте? Так и быть, раз ты долго шел и устал, самое трудное оставляем на тебе. А что? Ты и так устал, а я только-только отдохнуть успел. Зато могу порадовать, я тут уже несколько дней, так что знаю где можно найти беспечных олений, долго бегать не придется. —  безумный волк весело издевался, прекрасно понимая, что рвать глотку добыче будет более удачливый, тут не может быть точного расчета, все зависит от того как олень себя поведет... а может придется наваливаться сразу вдвоем... Хоть и зима в самом разгаре, но она пока не сильно измотала ни хищников, ни травоядных.

Весело порыкивая, просто отправляясь на охоту вместе с бурым, серый чувствовал боль. Он не хотел рычать на бывшего стайного. Он хотел только подметить что именно такое желание "не от кого не зависеть" и обозвал обычным "воротить нос". Он извиниться... Объяснит... Но потом, когда уляжется боль. Когда не будет так страшно... Когда забудется... Снова немного забудется одиночество и беспомощность. Но он не отступит от своих слов, если понадобится... то он поступится своими правилами...

Отредактировано Смолка (11-03-2018 21:52:56)